12 февраля 2020 г.

Культурное волонтерство против русского бездорожья

Журналист Артем Локалов вместе со своей семьей восстанавливает построенный его прапрадедом в XIX веке дом в деревне Пустой Ярославль во Владимирской области. Артем рассказал нам, как это происходит – как появилась идея и в чем мотивация, что и как делается, из чего будет создан семейный музей и почему Пустой Ярославль считается его жителями «родиной русского бездорожья».

Деятельность, о которой пойдет речь – прекрасный пример волонтерства в сфере культуры, искреннего участия людей в сохранении и воссоздании традиций. Невероятное богатство нашей страны в части уникального культурного наследия накладывает на нас, как его наследников и хранителей, некоторые добровольные обязательства. Это забота, сохранение и восстановление в былой славе и красоте творческих работ мастеров прошлого. Будь то семейный дом, как у героя нашего материала, старинная домашняя икона, дворянская усадьба, храм или скульптурная композиция, – оберегая и восстанавливая их, мы вносим свой вклад в культуру нашей страны, сохраняя и продолжая ее для будущих поколений.

Артем Локалов, журналист:

«Большой кирпичный, или как у нас говорят, каменный дом построил мой прапрадед во второй половине XIX века. Скорее всего, здание – ровесник отмены крепостного права. Точно знаю, что в 1888 году мой прадед родился уже в нем.

Раньше в доме было пять окон по линии, фасадных. В начале прошлого века дом разделили – семья разрасталась, нужно было выделить место каждому. Три окошка было у одной семьи Зарайских, два – у другой. Со временем часть с двумя окнами стала бесхозной, в нее перестали ездить еще в середине XX века. Крыша над ней провалилась, все заросло крапивой и бурьяном.

В начале 90-х часть фасада разобрали и вместо двух окон мы сделали гараж. Мы – это семьи Локаловых и Зарайских. Помню, дед был очень доволен, что теперь может загонять свой «Запорожец» в гараж не только в городе. А не так давно мы решили гараж упразднить и восстановить дом в изначальных границах.

Я регулярно езжу во Владимир, у меня там живет бабушка, ей 92 года. Она родилась в нашем доме, сейчас живет в городской квартире, но процесс ремонта, восстановления дома контролирует и дает нам указания.

Деревня Пустой Ярославль находится в 30 километрах от города. Обычно я доезжаю до Владимира и там пересаживаюсь на джип. Дороги до деревни, считай, нет, там четыре километра бездорожья. При этом Пустой Ярославль – один из лауреатов конкурса «Самая красивая деревня», который проводится во Владимирской области. А сами жители называют ее еще и «родиной русского бездорожья». Каждый год мы самостоятельно ремонтируем дорогу в деревню, засыпая ее битым кирпичом и другими стройматериалами, и выравнивая грейдером.

«Скорая помощь» в деревню почти не добирается, «автолавка» не приезжает. Из-за дождей здесь можно застрять надолго. Но этот дом для нас – память о детстве, добрые воспоминания. И летом 2018 года мы с семьей (отец, я, брат и двоюродный брат) решили, что дом будем не ломать, а сохранять. Стараться, в первую очередь, восстановить и укрепить стены. Внутри интерьер не сохранился, но осталась мебель. Главное – нам хотелось сберечь стены, фасад. Было бы очень обидно, превратись дом в руины, ведь он простоял полтора века и в нем история моей семьи. Конечно, проще всего было бы подогнать бульдозер, дернуть как следует, и на грузовике увести на дорогу, чтобы очередной раз ее замостить. Но мы решили по-другому и уже полтора года занимаемся реставрацией и ремонтом.

Этот дом всегда был особым местом притяжения для всей семьи – мы с братом приезжали туда на лето, проводили время с бабушкой и дедушкой, и даже в зимнее время он никогда не пустовал. Дом связан с моим детством, в нем всегда было уютно. И мы хотим сохранить эту атмосферу тепла и счастья для наших потомков, чтоб у них была связь с родной землей, с их предками.

Дом был жилым до середины 60-х, пока старшая сестра бабушки не забрала в город их отца – моего прадеда Николая Петровича Зарайского. В деревню стали приезжать только на лето. Уже в середине «десятых» сломали печь, которая стала разваливаться, положили новый пол. А потом поняли, что «одно цепляет другое» и домом надо заниматься уже серьезно.

Летом 2018 года стояла отличная сухая погода. Первое, что мы сделали – это заказали стройматериалы и нашли строителей, которые взялись за работу. Причем это обычные рабочие – хорошего реставратора найти очень сложно и его услуги стоят недешево. Поэтому остановились на обычной бригаде строителей. Они демонтировали провалившуюся крышу и скрепили дом поверху специальным армопоясом – связали четыре стены арматурой, залили бетоном, получился такой «фундамент наоборот» – не под домом, а над ним. Когда дом строился, еще не существовало такой технологии строительства фундамента, как сейчас. В середине XIX века в основу дома были положены огромные каменные валуны, называющиеся здесь «дикарями». А фундамент был «засыпной», то есть из камней, из земли. И на основе этого уже возводилась кирпичная кладка.

Поэтому мы делаем фундамент и под стенами, подкапываясь под них и заливая туда бетон – это сложная работа. Все происходит частями, медленно, но по-другому невозможно. Если мы хотим, чтобы дом простоял еще несколько десятков лет, это нужно сделать.

Какие-то элементы строители сделали очень здорово – например, по фасаду дом был на разных уровнях. Какая-то стена ушла выше и нужно было ее наращивать. С левой и правой стороны дом украшен колоннами. Правую нужно было нарастить старыми кирпичами и рабочие прекрасно с этим справились.

Кстати, этот кирпич делали на местном заводике – возможно, в соседнем селе. И глину для производства добывали где-то поблизости. Кирпич кустарный, не заводской, делали его сами местные жители и он, как правило, весь разного размера – нет двух одинаковых, это тоже создает сложности.

Каменщик Юрий заново воссоздал два окна по примеру трех существующих летом 2019 года. Ему пришлось повозиться с этими кирпичами, он их подгонял и выпиливал. Когда мы разбираем ненужные стены, например, внутренние, сохраняем этот кирпич и используем его на фасадной стене, чтобы она выглядела так же, как когда-то давно. Боковые стены, конечно, приходится выкладывать, там, где это необходимо, уже новым кирпичом. Кстати, работу каменщик сделал практически идеально – новые окна смотрятся даже лучше, чем старые.

В процессе работы над домом находятся разные вещи из прошлого. То, что нахожу – сохраняю и потом обязательно буду использовать в интерьере. Так, например, удалось найти ножницы начала ХХ века, «кочедык» – шило, при помощи которого плели лапти, большой навесной замок, коромысло, засов на калитку, печные изразцы. У нас обязательно будет свой семейный музей.

Мне бы хотелось получать советы, подсказки от людей, которые связаны с реставрацией, у которых есть профильное образование – это было бы очень ценно. До сих пор были только слова поддержки или критика, но не было никакой реакции людей, которые уже занимались чем-то подобным. Уже два года как мы ведем реставрационные работы, и только сейчас на нас обратили внимание. Я благодарен, что нас заметили, это здорово, когда есть какая-то отдача. Весь процесс работы над домом описываю в телеграм-канале «Задание на дом».

Недавно встречался с правнуком инженера Владимира Шухова, того самого, который построил Шуховскую телебашню в Москве. Мы с ним делали материал для журнала «Родина», в котором я работаю, и я рассказал ему про дом. Он мне сказал, что это теперь на всю жизнь – за год, за пять лет не отделаешься. И это так и есть, дом потребует от меня, моей семьи и моих потомков максимальной вовлеченности. Надеюсь, оно того стоит.

Дом – это моя личная история, история моей семьи, но уверен, что во Владимирской области есть огромное количество мест и объектов, которые нуждаются в помощи добровольцев. Например, усадьба графа Храповицкого в Муромцеве. Я был там два года назад, одно из зданий конного завода отреставрировали и сделали в нем музейную экспозицию.

Или взять Смоленскую области, откуда предки моей мамы: там тоже много брошенных усадеб. Хочется, чтобы кто-нибудь взялся за них, потому что еще десяток лет и их не станет. Конечно, инициатива может исходить и от местной власти, но у многих людей нет даже мысли о том, что можно что-то сделать самостоятельно. А надо хотя бы с чего-то начать».

В России таких зданий очень много: у каждого своя история, каждый дом – своя семейная сага, своя долгая жизнь, а совокупность всех этих исторических построек и связанных с ними событий превращаются в узор на ткани российской культуры. Именно поэтому такие инициативы привлекают к себе внимание общественности – они перестают быть только личным делом и становятся вопросом культурного наследия всей страны. Главное – начать делать то, что нам по силам.

В сохранении и восстановлении культурно-исторических объектов может поучаствовать каждый желающий, вне зависимости от возраста или социального статуса. Можно отыскать и восстановить семейную реликвию, помочь друзьям в такой деятельности или присоединиться к организованному движению единомышленников – стать культурным волонтером. Важно только желание посвящать свое время сохранению, развитию и укреплению культуры нашей страны.

#волонтерыкультуры

Автор: Виталий Петухов

Фото предоставлено героем материала